Галина Эдельман. К 60-летию творческой деятельности

1 марта — 13 марта 2018 г.
19:00

В «Открытом клубе» пройдёт выставка работ Галины Эдельман, приуроченная к шестидесятилетию её творческой деятельности. Экспозиция тематически разделена на несколько частей: посвящение учителям, живописные композиции, линогравюры, этюды обнажённой модели и живопись на древесных спилах.
Родом из семьи математиков, с юности Галина Самсоновна ходила на курсы рисования и живописи, совмещая таким образом страсть к искусству с учёбой на математическом факультете. Когда работы начинающей художницы были замечены Борисом Петровичем Чернышевым, знаменитый мастер-монументалист позвал Галину заниматься у него вместе с профессионалами.
Своими учителями художница считает также скульпторов Вадима Сидура, Владимира Лемпорта и Николая Силиса.
Симптоматично, что именно в графических листах Галина Эдельман наиболее полно раскрывает свое видение формы: литые, «осязаемые» фигуры обнажённой модели выглядят монументально и в то же время чувственно. Графика шестидесятых — смысловая доминанта мартовской экспозиции в «Открытом клубе».




Свобода нас примет радостно

Середина XX века. 1960-е годы.
Всё это теперь история.
Долгие вечера в мастерских художников, совместное быстрое рисование, бесконечные разговоры об искусстве. Почти противозаконное, из-под полы, из-за «железного занавеса», а то и по случаю, открытие дореволюционных российских или западных художников. Дружбы взахлёб, основанные на общем понимании изобразительности. Публичные рьяные диспуты на полуофициальных, полуразрешённых-полузапрещённых художественных выставках. Бесконечные раздумья каждого художника — наедине с собой или в ближайшем, интимном кругу единомышленников — о собственном творческом пути. Квартирные однодневные экспозиции. Неожиданные столкновения то с властью, то с обывателями, ничего не понимающими в том, что делается в мире искусства…
Иосиф Бродский где-то обмолвился, что развитию творческого индивидуального самовыражения премного способствует тирания. Кощунственно было бы желать сегодняшним художникам прессинга власти, подобного тому, что пережили шестидесятники в XX веке. И всё же…
Свобод как минимум две. Одна идёт извне и открывает общие горизонты, обеспечивает широкий кругозор, манит вседоступностью.
Другая рождается внутри и отправляет художника в поиск. Если на пути встают преграды, их преодолевают. Если начинаются запреты, их игнорируют.
Галина Эдельман, по первой профессии математик, преподаватель, начала свой поиск в конце 1950-х гг. Сначала она, параллельно с учёбой на математическом факультет МГПИ (ныне Педагогический университет), занималась на курсах рисования и живописи у М. М. Кукунова. Затем её друг и однокашник Юрий Коваль начал показывать её работы знакомым художникам. «ЛемпортА», они же ЛеСС (Владимир Лемпорт, Вадим Сидур и Николай Силис) назвали её произведения «вышиванием», зато Борис Петрович Чернышёв позвал приходить в мастерскую. Там рисовали — давалось время от одной до десяти минут — обнажённую натуру, учились за краткое время создавать лаконичный и точный художественный образ. Тренируя руку, тем самым высвобождали собственную творческую индивидуальность, заставляли её выплеснуться, открыться через сложную, в чём-то экстремальную задачу.
У Галины Эдельман чудом сохранилась с тех пор драгоценная папка с рисунками конца 1950-х — начала 1960-х годов, которые и составили основу выставки в Открытом клубе. В групповых композициях сохранился дух времени, в быстрых зарисовках — порыв к раскрепощению внутренней энергии художника, к пластическому овладению, если так можно выразиться, индивидуальной свободой.
Первая выставка Галины Эдельман состоялась в Институте физических проблем (1963 г.). На диспуте физики активно обсуждали то, что видели (плюс-минус те же работы, что показаны в Открытом клубе), а ЛемпортА уже выступали группой поддержки художницы.
Сегодняшний вопрос к Галине Эдельман: «Чем драгоценны для Вас эти работы?» Ответ: «Теперь я так не умею — за три-четыре минуты создать что-то живое…»
Всё это теперь история? Разве только история? Разве живое пульсирующее изображение, созданное, кажется, единым жестом, хранящее эмоцию, как след на стекле сохраняет выдох, — история? Жизнь, сохранённая на листе, на холсте, пережитая глубина момента, пластическое решение, прочувственное как тема… Момент переживания сохраняется сколько угодно времени. И никуда, конечно, не уходит с холста или бумаги порыв, страсть, чувство.
Тогда же Г. Эдельман увлеклась линогравюрой. Резала по старому, «настоящему», волосатому с изнанки линолеуму, за неимением штихелей — кухонным ножом. Эта техника позволяла сделать то, к чему художница пришла благодаря встречам у Чернышёва: обобщить форму и пластически охватить её всю, решая всю сразу, блоком, в едином, не дроблёном на отдельные детали образе.
В 1960 г. журнал «Смена» опубликовал статью Александра Свободина «Двое пришли в искусство», где репродуцировалась линогравюра Г. Эдельман «Дворники, убирающие снег» и несколько работ Ю. Коваля. В творчестве Коваля Свободин отметил чувство цвета, в творчестве Эдельман — свободную и ясную форму. Статья вызвала негативную реакцию советского официоза. Имя Галины Эдельман начало появляться в прессе, где клеймились представители нового по тому времени искусства — того самого, которое сегодня мы называем «второй волной авангарда». К счастью, репрессий как таковых на долю художницы не досталось, зато хватило столкновений с обывательской средой, искавшей в искусстве примитивного реализма. Когда она, уже будучи аспиранткой МГПИ по кафедре высшей алгебры, занимаясь проблемами математической логики и не оставляя живописных экспериментов, нашла в фондах «Ленинки» альбом Марка Шагала, то по мотивам его работ сделала серию линогравюр «Цирк Шагала» и показала её в клубе «Дружба». Посетители поправляли её: «У вас ошибка, нужно не “цирк Шагала”, а “цирк шагаЕТ”»…
С 1960-х годов манера Эдельман изменилась, но прежним осталось одно: умение глубоко погрузиться в материал, прочувствовать самое его вещество.

Вера Калмыкова