Формула круга

31 августа — 12 сентября 2017 г.
19:00

Участники:

Константин Батынков
Нальби Бугашев
Андрей Волков
Наталья Георгадзе
Дарья Коновалова-Инфанте
Михаил Молочников
Александр Панкин
Игорь Снегур
Андрей Сяглов




Формально — формульно — сакрально

Базовые элементы — всегда банальнее некуда, но и без них никуда. Жить на круглой земле и размышлять о символике или семантике круга — значит даже не маслить масло, а голову кружить, притом что и она тоже круглая, или эллипсовидная, как тот самый шар земной. У группы художников-участников выставки «Формула круга» задача, однако, была другой: не столько рефлектировать, сколько наполнять. Итак, чем же полнится круг, или не совсем круг, а эллипс, выделанный, так и хочется сказать, «вручную» (показан в композициях Нальби Бугашева)?

Возьми бинокль, возьми микроскоп, подзорную трубу, и увидишь мир в окружности, мысленно наметишь центр — и мироздание уже у тебя в круглом зрачке, круг в круге. Эта идея — в живописи Константина Батынкова: написав работу на стандартном прямоугольном холсте, он вырезает круг, и готова линза. То, что иначе разбежалось бы, а для Батынкова центробежность типична, собирается; то, что иначе было бы ограничено рамой, оказывается подвижным, поскольку от глубокой древности круглое отверстие в куполе — окулюс — полнилось светом, и заменивший его сияющий диск символизировал тот же свет, но переданный цветовыми массами.

Откроешь глаза, попадёшь в круг — световой, от круглого солнца. Быть художником и писать круглую работу-тондо — значит ходить самому себе след в след, цвет в цвет, потому что стоит взяться за кисть, и ты уже в круге — цветовом: так и случилось в работах Андрея Волкова и Натальи Георгадзе. Круг полнится светом, а свет исполняется цветом: интересно, что было бы, если бы монохромные работы Волкова или темпераментно-контрастные — Георгадзе вращались на оси? Какой возник бы эффект?..
От геометрии никуда не деться: в древнейших мифологиях квадрат или прямоугольник — материя, круг — небесная сфера, а мир — всего-навсего текст об их взаимодействии: неслучайно Михаил Молочников, Александр Панкин, Андрей Сяглов взяли для своих композиций прямоугольную основу, пропорционально близкую листу писчей бумаги. Текст лишь мыслится, но нам с нашей книжной инерцией он настолько очевиден, что хоть бери и читай.

В своих представлениях о геометрии мы, скажем прямо, недалеко ушли от предков. Афанасий Фет вот разве что додумался, что юдоль наша — голубая тюрьма, имея в виду, что за пределами воздушной сферы мы не дышим, а значит, несвободны. Круг — вместилище вещей, да и человек здесь, даже если только в качестве взгляда на предметы, тоже вещь, не более, как показывает Игорь Снегур. Правда, если покопаться, наверное, кто-нибудь где-нибудь в Древнем Вавилоне что-нибудь аналогичное фетовскому произнёс и зафиксировал, страшно собой довольный.
Дожили: скажешь — «квадратура круга», так в хорошем обществе странно посмотрят, что, мол, за пошлости, а с виду воспитанный человек!..
Или вот ещё: круг при вращении создаёт сферу, а тень остаётся плоской (Даша Коновалова-Инфанте). Чистая геометрия, если она не служит вместилищем, в отвлечении от человека либо пуста, либо пугает.
Итак: или про круг все всё знают, или он пуст и абстрактен в уничижительном значении слова. Хочешь не хочешь, а покажешь себя первоосновно… банальным и пресным. Разве что спросишь: ну, а как же бытует сакрализованный-пересакрализованный круг в десакрализованном мире первобытных цифровых технологий (метафора Александра Панкина)? Когда форма, как ей положено, осталась, а смыслы ушли в каталоги, в словари, в музеи, потеряв значение для человека, даже задумывающегося о чём-то таком… метафизическом? То есть в ситуации, когда тысячелетнее содержание стало формой, а форма, как ей положено в цифровом пространстве, — формулой?

Визуализировать формулу круга в ситуации, когда «всем всё известно», задача не из простых; отдельность смысла и формы и передаётся только формулой, выраженной математически точно — средствами композиции и порывом к красоте, который также может при желании получить некоторое интегральное выражение. Окружности окружают нас, как в древности, мироздание геометрично, как в эпоху Пифагора, музыка сфер по-прежнему звучит, а любой круг вращается, даже если по видимости статичен.
То есть круг сегодня имеет смысл, только если он вместилище. Всего. Что и требовалось доказать. И за что ему, как говорится, простое человеческое спасибо. «Блаженное и бессмысленное»…

Вера Калмыкова




Куратор: Наталья Георгадзе




Вернисаж 31 августа 2017 г. в 19:00.
Выставка будет работать с 1 по 12 сентября; пятница, суббота, воскресенье, понедельник с 16:00 до 22:00; вторник, четверг с 16:00 до 20:00.