Выставка работ Марины Принцевой «Календарь»

24 ноября 2011 г.
20:00

На акварельном полотне идёт вышитый снег, писанная красками маска приподнимает кружевной занавес, тканые бабочки кружатся над нарисованным альбомом, расшитом фотографиями. Вышивание по холсту и акварельное шитьё – так называют работы Марины Принцевой.

Какие загадки и образы, тени и маски, лабиринты и метафоры заполняют мир её работ, узнаете на выставке художницы «Календарь» 24 ноября в 19.00 в [Открытом Клубе].

_______________________________________________________________

Марина Принцева участвовала во многих национальных и международных выставках прикладного искусства. Ее работы хранятся в коллекциях целого ряда музеев (Всероссийский музей декоративно-прикладного искусства, Москва; Петергофский государственный музей, Рютгесс Музей, США и др.).

Техника ее работ уникальна и не имеет аналогов ни в России, ни за рубежом. Это причудливая смесь вышивки, росписи и аппликации. В результате – тканая живопись или акварельное шитье. Принцева относится к тем ретроспективным мечтателям, которые еще со времен мирискуссников видят в Санкт-Петербурге основной источник вдохновения. Пропущенный через лабиринты литературных контекстов, Петербург Принцевой населяется видениями и тенями прошедших эпох. Это мир исчезнувшей куртуазности и жеманных манер, где развернутые веера и напудренные парики символизируют непрекращающуюся игру между двумя влюбленными. Элемент любовной игры и ее трагической загадки, достойный пера Гофмана, подчеркивает полет-парение персонажей, населяющих картины художника. Кавалькадой проносятся золотые маски, оставляя под собой такие узнаваемые силуэты площадей и мостов северного города. Эклектичные картины населяют удивительные герои: ожившие сфинксы, ангелы, чьи крылья блистают всеми цветами перламутровой радуги. Игральные карты напоминают о переменчивости фортуны; цветы, яблоки, гранаты — символы бренности этого мира.

Несомненно, мы сталкиваемся с тем редким случаем, когда автор оказался способен создать свой уникальный и загадочный мир, наполненный историко-поэтическими метафорами, а потому такой знакомый и неизвестный нам.