Выставка работ Рустама Яхиханова и Гагика Казаряна «Память сердца»

13 июня 2013 г.
19:00

Экспозиция работ молодого художника-монументалиста Рустама Яхиханова и скульптора Гагика Казаряна открывают вторую ежегодную летнюю программу выставок молодых художников в Открытом клубе.

Рустам Яхиханов учился у выдающегося художника, академика Андрея Андреевича Мыльникова, в числе лучших выпускников был принят в творческие мастерские Академии художеств, где работает в настоящее время. Рустам черпает своё вдохновение в культуре Чеченского народа. На основе глубоких знаний этнографии он изображает быт, исторические мотивы, портреты. Портрет Кадырова, созданный Рустамом Яхихановым, признан безусловным успехом молодого художника. Полиптих Яхиханова «Земля моих предков», состоящий из 5 частей, считается самой крупноформатной дипломной работой в истории Академии Художеств.

В творчестве скульптора Гагика Казаряна прослеживается интерес к армянской традиции, её мифологии, сказкам, символике.

По тематическому содержанию выставка охватывает сюжеты от мифов Древней Греции до реалий сегодняшнего дня, выполненные в манере, отражающей традиции академической школы в современной интерпретации.

Авторы состоят в Союзе художников Санкт-Петербурга и активно участвуют в зарубежных, российских, региональных и республиканских выставках. Произведения авторов хранятся в государственных коллекциях России и в частных собраниях за рубежом.

_____________________________________________________________

У каждой нации в душе такое есть,
что на другой язык не перевесть.

Николай Доризо


«Память сердца»

Гагик Казарян и Рустам Яхиханов люди разных поколений. Один армянин, родившийся в СССР, другой – чеченец, для которого военные события в России конца 1990-х неотъемлемая часть его детских воспоминаний. Их судьбы и пути в искусстве различны. Для одного музой стала скульптура, другой связал свою жизнь с живописью. Единственное, что, на первый взгляд, их объединяет – это учеба в Санкт-Петербургском государственном академическом институте живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е.Репина, где под руководством знаменитых педагогов они оба стали художниками. Но есть и еще одна общая черта – это память о своей родине, которую они носят глубоко в сердце, и которая неизменно вдохновляет их на творчество, в какой бы части света они не находились.

Картины и графические листы Рустама Яхиханова представляют собой поэтический рассказ о жизни чеченского народа. Немногословные и сильные люди в его работах живут суровой и трудной жизнью, в которой есть место радостным и печальным событиям, легендам и быту, истории и современности. Художника отличает острая наблюдательность, умение увидеть характерный жест, позу, пластически выразить настроение. В каждом произведении столько внутреннего напряжения при внешней сдержанности и порой даже холодности, что, кажется, весь огонь этого неспокойного кавказского сердца заточен глубоко внутри и оттуда освещает свои образы благородством, любовью и красотой. Его работы подчеркнуто лаконичны, словно все случайное и наносное отброшено ради самого существенного. Строгий рисунок упругими линиями контура очерчивает ясные, чистые, почти скульптурные формы. Эмоционально наполненный цвет, взятый в ограниченной гамме скромных отношений, окрашивает мир теплыми тонами. Графические работы могут служить своеобразным подготовительным материалом к живописным полотнам. Каждую новую композицию, каждое новое решение Р.Яхиханов сначала полностью разрабатывает в рисунке, находя наиболее выразительный ход и убедительное пластическое решение, а уже затем переносит на большой холст. Может показаться, что эти произведения носят явно этнографический характер, такое внимание в них уделено одежде, предметам быта. Впрочем, все эти детали существовали в реальной жизни еще совсем недавно, и в подобной этнографичности видно желание художника удержать в своей памяти стремительно меняющийся хрупкий мир его предков.

Гагик Казарян, напротив, кажется космополитом. Он работает в разных странах мира, его искусство понятно без перевода и порой он словно даже не вспоминает о родине. В его руках скульптура становится воплощенным движеним, она преодолевает пространство, борется с ним эмоционально, подчас нервно. Образы художника тревожны, часто трагичны, и способны обрести свою форму только в ответ на столкновение с беспощадной реальностью. Сложная, неровная фактура поверхности передает их внутреннюю мощную пульсацию и внешнюю подвижную изменчивую оболочку. Все это вместе вдыхает в скульптуру жизнь. Тема Армении не занимает отдельного большого места в творчестве Г.Казаряна, скорее его национальное восприятие окружающего мира проявляется в особой эмоциональной обнаженности работ, в заключенном в них внутреннем драматизме. И хотя часть произведений выполнены скульптором с опорой на армянскую поэтическую культуру, все же не тема ведет художника, но обнаженный нерв его природного видения.
Приверженность обоих мастеров национальному направлению в искусстве служит своеобразным кодом идентификации, таким же, как язык и религия. Стремление к самоидентичности для них важнее модного ныне самовыражения. Поскольку память сердца больше, чем просто воспоминание о родине, это память о человеческом достоинстве, о цене, заплаченной за возможность жить, и о людях, от лица которых говорят эти художники.

Светлана Ершова,
кандидат искусствоведения