Выставка работ Евгении Буравлёвой и Александры Осиповой «Города»

20 июня 2013 г.
19:00

Выставка работ художниц Евгении Буравлевой и Александры Осиповой — это составная часть программы «Молодой ОК»-2013 – второго ежегодного показа молодых художников на Спиридоновке.

У каждого города свои черты, воспоминания, секреты, из которых складывается сложный и неповторимый облик. Перенести все это на полотно со всем многообразием деталей и нюансов невозможно, поэтому художницы Евгения Буравлева и Александра Осипова даже не пытаются этого делать. Они воссоздают самый дух города, который не может постареть, и его почти осязаемый образ, который не в силах поблекнуть со временем. Поэтому в Лондоне, каким его видят художницы, всегда светло, в Дрездене никак не распогодится, а Берлин утонул в сумерках.

Евгения Буравлева описывает картины, которые войдут в экспозицию, таким образом: «Города растут и умирают, зажигаются огнями и уходят из-под ног. В процессе длительной работы художник ищет формулу пространства. Это объединяет городскую серию с другой важной для автора темой – библейскими сюжетами. Архитектура становится толпой, изломанным мертвым телом или обнаженной женской фигурой, оглядывающейся в пустоту».

Александра Осипова говорит о городах, которые являются частой темой её работ так: «Каждый город живой, у каждого свой характер. Он принимает тебя или нет. Ты чувствуешь себя в нем уютно или не очень… Это связано с его собственной атмосферой. Для меня живописные полотна о городах – это хроника, это дневник, это способ создавать свою личную карту мира».

Каждая из художниц видит мир и разбросанные по нему города под особым углом. Каждой из них удалось развить в себе это умение под руководством талантливого мастера. Александра Осипова училась живописи в ГИТИСе на факультете сценографии у Натальи Нестеровой и Евгения Вахтангова. Евгения Буравлева окончила МГАХИ имени В. И. Сурикова, под руководством Павла Никонова.

_______________________________________________________________

Тема города неизбывно манит к себе художников новейшего времени. Это среда привычного обитания как для производителей так и для потребителей искусства ХХ –ХХI веков. Городская среда разных стран имеет свою специфику и погружаются в нее художники даже одного поколения по-разному. Как же видят город две молодых московских художницы, волею судьбы объединенных в одном проекте в Открытом клубе?

Во-первых, их творчество контрастно – и осмысление городского пространства и живописный язык у художниц коренным образом разнятся. У Александры Осиповой, на первый взгляд, город - молодой, умытый, утренний, но, приглядевшись, понимаешь, что эта утренняя ясность пропитана иронией, в ней есть постмодернистская игра, столь характерная для нашего времени. В городских пейзажах художницы присутствует хорошо срежиссированная и умело поставленная мизансцена, приготовленная для действия, вроде бы позитивного по настроению, но условно-театрального по сути. Старые домики европейской архитектуры выглядят симпатичной carte- postale, присланной художницей родным из путешествий. Это будто бы и не личные впечатления, а некие виды «на память», о том, где бывал. Эта театральная мера условности, хорошо известная художнице по ее работе в театре, в станковой картине порождает некое напряжение. Постоянство, с которым художница оставляет свои мизансцены безлюдными, придает ее работам легкое чувство отчужденности, ибо в них нет ни человека, ни следов его досуга. На фоне этих работ неожиданно живыми выглядят небоскребы (серия «Небоскребы), в буквальном смысле прорывающиеся к небу. В них есть заряженность и готовность к старту к каким-то гораздо более далеким мирам, чем им это положено по их земной сущности. Статичность и пустынность работ с видами «старой доброй Европы» контрастирует с динамикой серии небоскребов, рвущихся в небеса, в такой бездонно-голубой простор, что у зрителя невольно возникает вопрос, что же такое происходит с этим миром?

В городских работах Евгении Буравлевой на передний план выступает не сюжет, а упорядоченный хаос взвихренного пространства, из которого художница создает ткань своих городских пейзажей Создает очень эстетично и гармонично, по-женски умело укрощая стихию. Эта ткань городского пространства создается еще и самим живым «веществом живописи», легализованным великими французскими художниками конца ХIХ века. Это « живописное вещество», из которого возникают ее городские виды, тоже мастерски укрощено Евгенией и выглядит легко и изящно даже в самых темных ее работах. Ее длинный льющийся мазок облегчает структуру картины, а «пробела» эстетизируют поверхность полотна, заставляя забывать о плотности масла. В этом отношении к живописной поверхности и по многим другим признакам - Евгения Буравлева – классический художник и куда ближе к европейской линии ХIХ века, чем ее партнер по выставке Александра Осипова, которая ближе по мироощущению к версии контемпорари арта ХХ века. Хотя, как говорил Огюст Ренуар, «Истина в том, что в живописи, как и других искусствах, нет ни одного, хотя бы самого маленького способа, который мог бы быть превращен в формулу»

Елена Грязнова, искусствовед,
член Союза Художников России..
14.06.2013 г.