Открытие выставки Феликса Буха и Андрея Марца «От сотворения»

19 декабря 2013 г.
— 9 января 2014 г.
19:00

«От модуля к мирозданию»

Модуль как предварительно заданная величина для цельного предмета или, например, числа становится прецедентом его устойчивых значений и состояний. Тождественный самому числу, модуль вбирает в себя проекцию, проявляясь уже в новой, огражденной скобками визуальной и исчисляемой среде знака. Подобно этому «математическому сдвигу», любой выставочный проект предлагает зрителю свой модуль эстетического суждения, который стремится к схожей позиции переноса и отражения сути экспонируемых произведений искусства в рамках собственных знаков описания и пояснения. Целью выдвинутого и провозглашенного суждения остается попытка приоткрыть занавес «недозволенной сцены» изобразительного искусства – практики художника. Осмысленный как нечто само собой разумеющееся, модуль работы художника утрачивает свою изначальную, первостепенную важность, растворяясь в разреженном воздухе выставочного пространства, но наряду с этим, приобретает значимость в постоянном художественном преодолении реальности. Выставка, таким образом, является с одной стороны опорным пунктом, замыкающим взаимодействие обозначенных модулей, а с другой стороны концом вибрирующей современности и началом истории вещи искусства. На стыке границы времени возникает и выставка «От сотворения» Феликса Буха и Андрея Марца.

На первый взгляд, может показаться, что предложенная, умозрительная модульная схема ни к чему не обязывает. Тем не менее, именно введенная формула, апеллирующая, прежде всего, к обращению художника или скульптора к технологии выбранного материала, позволяет говорить об изобразительных акцентах наследия скульптурной анималистики Андрея Марца или о ритмической и динамической изобразительности мозаики Феликса Буха, не опасаясь побочных смыслов пространства выставки, постоянно «атакующих» едва уловимую область действия художественного модуля.

Скульптурная пластика Андрея Марца – это профессиональный ответ и возражение скульптора на сложившееся тотемическое и соответственно табуированное, «очеловеченное» представление о животном. Воссозданные в материале, птицы, рыбы, звери размещены не в тесноте уготованного им обиталища, а в завуалированном, символическом немыслимом даже для скульптора мире, наблюдение за которым, по словам А. М. Кантора, возможно «на основе удивления и свободного ощущения пространства». Работая исключительно на уровне поиска выразительности формы, Марц «оттачивает» образ до символа и стремится найти для каждого зверя его пластическую формулу. Технология скульптурного материала предстает в качестве главного условия реализации пластического замысла. Металл и бронза имитируют природную фактурность животного, а способ металлического отлива с использованием проволоки, сочетание плотных масс и сквозных ажурных конструкций, контраст объемов и пустот позволяют создать свой собственный миф о морфологии тела и характере изображаемого существа.

Мозаика Феликса Буха – парадокс современности. Небольшие по размеру, динамичные и живописные в набранной мелкомодульной стилистике римской мозаики, панно отходят от сакрального и религиозного, монументального и архитектурного начала и обретают независимые черты станковой картины. Помещенные в пространство галереи, мозаики утрачивают канон и иконографию, но попадают в сферу, абсолютно автономной, многоплановой изобразительной драматургии художника. Выбор темы с последующими трансформациями содержания визуального образа, безусловно, имеет в основании фундамент мировой культуры – наскальная живопись, фаюмский портрет, коптские ткани, византийская мозаики, опыт «коллективного бессознательного» и историческая память. Однако, образ создается под эгидой личного мифа, фантазии автора. Понимая всю сложность и «атомарность» современной художественной среды, художник играет со зрителем, предлагая ему то «иконное», обобщенно-знаковое изображение переосмысленного библейского сюжета или сцены охоты, то «портретный» принцип, дающий индивидуальные приметы облика льву, рыбе, ослу, то собирательный образ мироздания, где в одном мозаичном регистре могут располагаться паровоз, змея автомобиль и мобильный телефон. Искусство Феликса Буха - это не фарс правил ангажированной игры, а скорее инженерная и хаотичная, сценическая и закулисная, знаковая и символическая «игра в бисер». Парадокс актуальности происходит и на технологическом уровне: художник использует смальту и редкий камень, при этом для рамы берется, например, фанера и золотится она не золотом, а золотой фольгой. Но, опять же, это не замена «оригинала» на «копию», а личностное мифотворчество.

«От сотворения» - выставочное и художественное многоголосие в ракурсе «мощи личного мифа» постепенно разрастающееся до совместного и обаятельного диалога, который декламирует самобытность и своевременность определения модулей изобразительного искусства.

Александр Саленков
Москва, 2013