Дуэт по умолчанию. Дмитрий Горелышев, Никита Никитин

24 июля — 29 июля 2014 г.
19:00

То, чем занимаются Дмитрий Горелышев и Никита Никитин как художники и преподаватели, как и то, чем занимаются художники близкого им круга, имеет прямое отношение к главному вопросу современного искусства: что такое его язык? Каким может быть язык искусства начала третьего тысячелетия, точнее, какими могут быть эти многочисленные языки искусства нового времени? И прежде чем поставить этот вопрос, художники напоминают мне, зрителю, что говоря об искусстве, мы говорим именно о языке. Следуя за ними, мы возвращаемся в начало, мы стремимся пройти путь, вмещающий в себя опыт тысячелетий, поскольку затем, чтобы говорить о языке искусства, чтобы говорить на нём, его надо знать, его надо понимать.

Есть ещё одно условие, может быть, самое важное: язык должен быть живым. Художник может отрицать нормативность речи в искусстве, может игнорировать любые правила, но он должен понимать и помнить, что сам всегда является агентом того или иного языка, той или иной системы смыслов, существующих в современной культуре, осознаёт он это или нет. Можно имитировать речь, можно пользоваться штампами, в которых совершенно теряется индивидуальность и идентичность, можно произносить слова и фразы, смысла которых до конца никто не понимает, можно говорить на жаргоне, принятым в определённом культурном сообществе (пусть даже это сообщество ассоциируется с успехом и культурным истеблишментом), то есть, можно симулировать существование языка; но если я не умею говорить на языке, я не пользуюсь им и не осознаю своей принадлежности языку. И пока я не говорю, я сам не существую и в полной мере не становлюсь человеком. Можно создавать видимость бытия, но просто чтобы замолчать, сначала я должен заговорить. Если же я перестаю понимать искусство как язык, а язык как условие своей действительности, я начинаю придумывать мир, что может даже казаться интересным, пока не приходит осознание, что придуманный мир фиктивных смыслов остаётся мёртвым.

Мне кажется, что этот смысл происхождения человека, внимание и размышление об искусстве как месте и условии появления человека постоянно присутствует в работе Кружка быстрого рисования, который сегодня представляют Дмитрий Горелышев и Никита Никитин. Это разговорная практика языка искусства, здесь слушают и изучают язык искусства как способ ощущения действительности и форму существования самой жизни.

Практика художников, выставка которых открывается сегодня в Открытом клубе, кажется мне особенно интересной именно потому, что в ней мне слышится вопрос художника— слышу ли я искусство как живую речь, как я говорю и почему я так говорю? На каком языке, как и что должен говорить человек, чтобы на самом деле появляться в современном мире и современной культуре? В работах Дмитрия Горелышева и Никиты Никитина современность появляется как реальность, в которую всматриваются, приближая её до тактильного контакта и наблюдая, что в результате этого прикосновения происходит с ней, что происходит с нами? Искусство меняет нас, меняет нашу реальность. И заметим ещё раз, эта реальность начинается с языка, прежде всего, языка искусства. Немного напоминает «игру в бисер». Но это не фиктивная практика, это не имитация действия или высказывания и не подражание реальности; это культурное событие не ограничивается созданием изображения, это участие в пластическом оформлении потока событий и смыслов, усилия, направленные на ритмизацию самой событийности, и здесь очень заметна родственность рисования танцу, музыке, поэзии, практикам, активно воздействующим на ритмическую структуру повседневности.

Естественное звучание языка искусства в повседневной жизни представляется смыслом практики художников из Кружка быстрого рисования; но таким же образом здесь восстанавливается связь времён, связность разных состояний и смыслов искусства; искусство стремится к тому, чтобы стать необходимым каждодневным действием, делом, гигиеной человеческой жизни. Эта практика связывает современных художников с аналогичными группами, существовавшими в русском искусстве ХХ века, участниками которых были многие замечательные художники — Борис Петрович Чернышёв, Леонид Павлович Зусман, Георгий Александрович Щетинин...

Путь, которым идут художники, не обещает успеха, потому что стремление к публичности — это совсем другая область современной культуры; этот путь неопределённо долгий, но на нём появляются живые люди и живая действительность; это путь погружения в язык и пристального вглядывания в реальность, однако связь между реальностью и языком искусства не выдумана; очень может быть, что это внимательное действие и связанное с ним вопросительное ожидание хранят возможность открытия — для одного только художника или всех его современников — культурных смыслов, которые станут поворотным пунктом в проекте современности и приблизят выход современного мира (искусства) из состояния затяжной и унылой культурной стагнации.

Как бы быстро и много ни работал рисовальщик, его работа не предполагает окончания процесса рисования; он вовлечён во что-то большее, как будто уже не сам он что-то делает, а что-то происходит с ним, и через него и его — со всеми нами. Он часть потока, в котором соединяются личности, школы, эпохи, языки. Он уже не может просто прервать этот процесс, хотя может уйти или стать рядом, но не в состоянии, кажется, остановить этот поток событий; и этим происходящее похоже на жизнь, может быть, происходящее и является жизнью и поэтому обращает на себя внимание как что-то важное, что может происходить в настоящем, в искусстве, в культуре. Внимательность художника к действительности может многое изменить в современном мире, связь действительности с искусством изменяет действительность. Сначала складывается впечатление, будто мы говорим о технике, грамматике, что это ещё не то, что может современное искусство, не то, чего мы привыкли ждать от современного искусства, но очень скоро мы видим удивительную красоту и наполненность жизнью этой практики постоянного рисования признаков жизни.


p.s. Не уверен, что сумел объясниться относительно этого ощущения живого искусства, которое наполняет особым смыслом художественную практику и преподавательскую работу представленных сегодня художников, вовлечение многих людей в практику языка искусства и которое я хотел хотя бы назвать; что такого важного сквозит в этом рисовании (в скульптуре, в монотипии — не важно)? Я слышу это на самом деле или хочу слышать что-то, что решительно не похоже на голоса, которыми заполнено пространство актуального искусства в России? Наверное, в современном мире искусства вопросов для меня много больше, чем ответов. Сожалею, если эти слова оказались бесполезными,

Саша Балашов
четверг, 24 июля




Дуэт по умолчанию

Мы дали выставке такое название, потому что вот уже лет двенадцать мы, будучи большими друзьями, делаем вместе разные вещи. Нет числа нашим совместным акциям, проектам, сессиям и поездкам, а чтобы описать косвенное влияние друг на друга, наверное, не хватит слов. Самый известный проект, ставший плодом нашего дуэта — Кружок скорого рисунка, художественные мастерские с фундаментальным подходом для тех, кому надо.
Эта выставка для каждого из нас первая самостоятельная — вне кружковых, худсоюзных или строгановских проектов. Участвовать в ней дуэтом — большая радость.

Дима, Никита.




Никита Никитин: «Исполняю роль директора и ведущего скульптуры на Кружке скорого рисунка, работаю дизайнером не-веба в «Суперджобе», учусь музыке и действию в «Гитарном Кругу Европы», творчески работаю, немного преподаю. Резюмирую свои занятия и даю ссылки на своём сайте. Нерегулярно участвую в выставках с графикой, живописью и скульптурой (за последний год их было семь, но обычно бывает меньше).

Смутное желание заниматься скульптурой за 4 года постепенно стало мечтой и как только в прошлом году появилась возможность, я начал претворять её в жизнь, открыв скульптурную группу на Кружке. Как и всякое тяготение, объяснить это непросто — каждому своё. В скульптуре мои цели — исследование связи сущности с формой и познание себя.»




Дмитрий Горелышев: «Я художественный руководитель Кружка скорого рисунка, веду там три учебные группы, занимаюсь методикой, созданием и отладкой учебных программ.

Занимаюсь также станковой графикой, иллюстрацией, преподаю на кафедре рисунка в Строгановке и на нескольких программах Британской высшей школы дизайна. Создали развиваю виртуальный Музей рисунка (all-drawings.lj.ru). Регулярно участвую в выставках. Я работаю в технике диатипии и многоцветной монотипии, они позволяют сделать только один оттиск, тираж невозможен. Поэтому все силы вкладываются в этот единственный лист, даже небольшая ошибка может перечеркнуть кропотливую работу. Диатипия — техника о силе касания, о чувстве фактуры, монотипия (в моей технологии) — о прозрачности цвета и наложении, отношении всего этого к белому. Диатипии рисуются с натуры, а большинство монотипий сделаны по зарисовкам, некоторые по памяти.

Печатная графика для меня — возможность привести к законченному виду то, что постоянно нарабатывается в живом натурном рисовании, способ передать сложное ограниченным количеством средств, довести впечатление до знака без потери содержания.»




Сайт Никиты Никитина: nikitanikitin.ru
Блог Дмитрия Горелышева: gdmitry.lj.ru
Кружок скорого рисунка: kruzhokskorogorisunka.ru




Выставку можно посмотреть 26 и 27 июля с 12:00 до 16:00, 29 июля с 16:00 до 20:00. В другие дни по предварительной записи.