Выставка Саши Фоминой. Живопись

11 сентября — 23 сентября 2014 г.
19:00

Саша принадлежит к третьему поколению художников в семействе Фоминых: её дед Иван Александрович был выдающимся петербургским, а потом московским архитектором, мать Ираида Ивановна — прекрасным художником, достигшим особенных высот в книжной графике (недаром она была одной из любимых учениц В. А. Фаворского). Так что Саша вполне естественным образом избрала для себя путь художника. Окончив московскую среднюю художественную школу, в 1958 году она поступила на монументально-декоративное отделение Института им. Строганова (ныне — Московская государственная художественно-промышленная академия им. С. Г. Строганова) и закончила учёбу в 1964 году.

В те «оттепельные» годы монументальная живопись давала творческой индивидуальности возможность максимально раскрыться. Сашино дарование было очевидным, но жизнь сложилась так (в 1965 году у Саши родился сын и умерла мама), что многие годы ей пришлось заниматься промграфикой. Эта деятельность была не тем делом, о котором Саша мечтала, учась в Строгановке, и отдушиной для молодого художника стала станковая живопись.

Но нет худа без добра: заряд творческой энергии, полученный в учебные годы, требовал выхода, и, не найдя этой возможности в промграфике, Саша вложила все свои силы в картины, созданные в то десятилетие.

Они уникальны своей индивидуальностью, непричастностью ни к одному из возникших тогда художественных течений. В этих работах сочетается владение классическими приёмами живописи с авангардными образами. Так, «Даная» (1969), написанная, казалось бы, в традициях Возрождения, совершенно очевидно принадлежит современному искусству. Этот эффект достигнут не только суммой приемов, но и талантом живописца, который вызывает у зрителя пронзительное чувство совершенства.

Более ранние картины («Спящая» (1963), «Мадонна», «Дворик», «Ночь в городе» (1969), «Кони в ночи») поражают воображение своеобразием, свежестью восприятия, свободой самовыражения.

В них изумляет не только мастерство рисовальщицы и открытые цвета, используемые совершенно свободно, но и отсутствие страха перед примитивизмом. Фантастические пейзажи и почти шаржированные портреты, плоскостной цвет и реалистическое пространство — всё это совершенно не характерно ни для того времени, ни для какой-либо школы. В станковой живописи Саша бессознательно пользовалась приёмами живописи монументальной.

С одной стороны, в годы создания этих работ ни о какой выставке не могло быть и речи: ни один выставком не позволил бы экспонировать такую живопись. С другой стороны, Саша не входила ни в одно художественное объединение неформального искусства. Поэтому её работы могли видеть только друзья и знакомые.

Сегодня испытываешь изумление перед большим художественным явлением, долгие годы пребывавшим под спудом и только сейчас «всплывшим» на поверхность… К нему примешивается и истинное наслаждение от таланта художника.

Елена Мунц