«Движущиеся неподвижности» Наталья Эльконина

6 ноября — 18 ноября 2014 г.
19:00

Наташа Эльконина могла бы писать картины или делать скульптуры, она очень рукастая художница, и наделена пространственным зрением, и с цветовыми рецепторами всё в порядке, и технологиями владеет. Её произведения, однако же, принадлежат к пестрой и разноречивой категории, именуемой бесцветным словом «объекты». Наташины объекты в высшей степени индивидуальны, узнаваемы, загадочны. Она делает увлекательные визуальные лабиринты. Вопрос в том, для чего она их делает, и какие такие смыслы и послания художница пытается транслировать нам, зрителям.

Перед нами рамовидные конструкции в рост высокого человека (сама Наташа Эльконина очень не мелкая женщина, и делает вещи по своим размерам). Агрегаты снабжены либо напольными аппендиксами, либо навершиями, либо тем и другим вместе. Функция этих серовато-серебристых установок , заключающих в себе криволинейные зеркальные поверхности – метаморфозы пространства и опыты с деформацией вещей.

Агрегаты Элькониной расположены, если пытаться их локализовать в мире человеческого познания, в точке воображаемого пересечения по меньшей мере трех познавательных способностей человека.
Отчасти пространства Элькониной указывают на нормальную «доказательную науку». То есть область знания, где гипотезы могут быть самыми удивительными и как будто неправдоподобными, но вычисления и экспериментальная проверка способны подтвердить их справедливость. Наташа Эльконина выстраивает агрегаты, которые убеждают в возможности нелинейной логики, неклассической физики, гештальтпсихологии и прочих признанных адекватными, но все же удивительных дисциплин.

Отчасти опыты художницы расположены в сфере притяжения паранауки, то есть области познания, где догадки и интуиции перевешивают (навеки ли, или временно) возможности экспериментального подтверждения. Возможность других измерений (кроме нам известных) и допустимость «параллельной Вселенной» -- это наиболее весомый раздел этой пестрой мешанины озарений и парадоксов. Увидеть невидимое, помыслить немыслимое, пережить недоступное чувствам обычного человека – таковы стремления почитателей этой области познания. Или «познания» в кавычках.

И третья область познания, открытая для Элькониной – это пространственные искусства (живопись, пластика, архитектура), где издавна используются эффекты зеркальности, волшебные преображения реального пространства и превращения вещей в «новые сущности» посредством разных оптических законов и механизмов. Начиная с Яна ван Эйка и Ханса Хольбайна (именуемого в России Гольбейном), свойства криволинейных зеркальных поверхностей помогают добиться важных результатов. Мир теряет устойчивость. Вещи твердые становятся пластичными, неживое оживает. Зрителю дают возможность догадаться о том, что зримое нашим глазом не есть единственно существующая реальность. Кто-то другой зрит иначе. И не только ангелы или инопланетяне имеют иные глаза. Многие животные и прочие неантропные существа видят реальный мир совсем не так, как мы.
Изогнутые зеркальные поверхности в агрегатах Элькониной работают с мелочами быта. Под специально подобраными углами зрения располагаются шахматные фигурки, квартирные ключи и другие хорошо знакомые и символически значимые предметы. Ибо Король и Королева, Пешка и Офицер – это не просто фигуры на доске, но и знаки социума и истории.

В горниле Наташиных агрегатов они теряют свои точеные и стабильные формы и превращаются в фигурные ребусы, в атрибуты инопространства. Мы в зазеркалье. Нам дано угадать, что там жизнь другая, и время течет иначе. Нам приоткрыли уголок потенциальных миров. Нужно ли нам это, и зачем нам эти иные измерения? Нам уютно здесь у нас, где мы открываем ключом квартиру и видим пол внизу и потолок над головой, правую стенку и левую стенку, и компьютер на столе под лампой. В потенциальном мире наша потенциальная квартира может оказаться совсем неожиданной, и с верхом и низом будут проблемы, а стол превратится в нечто такое, от чего мы отшатнемся с недоумением.

Превращая бытовые вещи и вещички (тот же ключ от замка) в причудливые метаморфические образования, насмешливый художник-экспериментатор выдает нам билет в какой-то мир Алисы, где много забавного, но можно и напугаться. Героиня Льюиса Кэрролла, как мы помним, ничего не боялась, но она была ребенок, а эти существа боятся совсем не тех вещей, которых ужасаются взрослые.

Агрегаты Элькониной генерируют какие-то параллельные пространства, где меняются координаты, теряются наши привычные измерения, и всё же заглядывать туда, в эти зазеркалья, не просто любопытно и увлекательно. Там еще и по-человечески хорошо и тепло. Невозможно объяснить, почему эти громоздкие (и даже, в хорошем смысле, нелепые) конструкции вызывают такое чувство. Может быть, потому, что мы ощущаем веселый задор неугомонного человека-делателя. Искажения и деформации доходят до крайности, но нам не страшно. По всей видимости, в параллельном мире Элькониной не живут монстры, а если там мы встретим людей с одним ухом и тремя глазами, или собак с хвостом на голове, то, быть может, так оно и надо, и даже правильно. Ибо люди, столы и собаки в нашем мире неправильные, как и остальная начинка оного.

Чудаческие агрегаты Элькониной, эти мудрые игрушки взрослого человека, азартно добродушны. И даже начинает казаться, что в другом измерении нам, быть может, уютнее и приятнее находиться, чем в нашем якобы нормальном, но все же, как легко догадаться, безумном мире.

Александр Якимович