Выставка. Меир Аксельрод (1902-1970). Обнажённая натура

4 декабря — 16 декабря 2014 г.
19:00

ЧЕЛОВЕК БЕЗ ПРИКРАС
Обнаженная натура в творчестве М. Аксельрода

Портрет был любимым жанром художника Меира Аксельрода (1902-1970).
Широко известны его бородатые старики и задумчивые тихие дети, написанные в еврейских местечках в 20-е и 30-е годы, портреты писателей и художников, созданные после войны.

Однако мало кто знает, что и обнажённую натуру художник рисовал всю творческую жизнь — с начала 20-х до конца 60-х годов ХХ века.
Его обнажённые портретны, психологичны и, что самое удивительное, начисто лишены эротичности. Голые люди так же, как и одетые, погружены в свои мысли, никто из них не обременён стеснением, но никто и не выставляет себя напоказ. Его обнажённые — это темпераментные и острые психологические этюды. Строгий и аскетичный отбор деталей помогает подчеркнуть характер модели. Интересно, кого выбирает художник в качестве натурщиков. Меньше всего его волнует физическая красота модели — он ищет возможность отобразить её внутренний мир.

В 1928 году Абрам Эфрос писал о рисунках Аксельрода на выставке «4 искусства»: «...Я должен передать словами очень трудное ощущение. По виду это — самые скромные, ненарядные, непритязательные рисунки. Они не останавливают ни виртуозностью, ни тематикой. Они просты и будто бы бедны... Но эта простота вдруг начинает нашему внимательному и требовательному взгляду развёртывать одну за другой черты редчайшей жизненной насыщенности того, что изображено, и совершенно свежего мастерства того, как это сделано. Сквозь эти, как будто только «реалистические», как будто только «изобразительные» наброски проступают залежи «измов» левого искусства, понятых, переработанных, диф- ференцированных, разборчиво введённых. Если понятие «революционная форма искусства» имеет смысл – это одно из лучших ее проявлений...

Глядя на «обнажённых» Аксельрода, зритель замечает ещё одну странную особенность этих работ. Мы чувствуем, в какие годы они нарисованы. Как же художник дает нам почувствовать время в произведениях такого «вневременного» жанра?

Учебные рисунки, сделанные во ВХУТЕМАСе в начале 20-х годов, представляют могучих натурщиц: их мощные формы подчёркнуты, лица «пропущены», не прорисованы — они не важны, важна сила мышечной массы. Новые люди нового несентиментального времени.
Учителями Аксельрода на основном отделении были лучшие художники 20-х годов — Попова и Родченко, Древин и Удальцова, Истомин и Штеренберг. На графическом факультете он становится любимым учеником Фаворского.
Их аналитическое творчество сменилось в искусстве художников следующего поколения более непосредственным отношением к окружающему миру. Стал важен сам процесс творчества, стремление к быстрому рисованию с натуры для создания изображений непосредственных и лиричных.

В конце 20-х Аксельрод начинает рисовать кистью, предопределив дальнейший переход к живописи. Обнажённые этого времени худы, интеллигентны, утончённы. Любимой моделью становится высокий бородатый натурщик, похожий на поэта или учёного. Голодная жизнь заставляет его позировать, он печально стоит на пороге грядущих несчастий. Иногда Аксельрод добавляет некоторые детали — подиум, угол стола, элементы мебели в пространстве, но фон остается почти всегда чистым. Это сочетание плоскостного и пространственного в рисунках Аксельрода придаёт им лаконичную выразительность. Стремление к простоте рождает глубину.

В 30-е годы никаких интеллигентов среди натурщиков уже нет. Перед нами советские люди, слушающие радио, делающие производственную гимнастику (немало моделей полуобнажённых — в спортивных трусах и майках).
При этом изображены они очень живо и остро-некрасивые и неуклюжие люди выглядят лиричными и задумчивыми.

В 40-е годы художник вводит в композиции с обнажёнными драпировки, шали, букеты цветов. Работы становятся менее лаконичными. Но и здесь модели не привлекают красотой. Худые напряжённые женщины стоят или сидят, крепко держась за стул, словно боясь потерять опору. Можно увидеть в этом трагичность и шаткость времени, хотя автор и не ставил перед собой этой задачи.

И, наконец, 50-е–60-е годы — время оттепели, когда Аксельрода снова начали выставлять – его работы с обнажёнными моделями становятся гораздо более насыщенными по цвету. Прежнее беглое рисование, желание ухватить главное в характере модели, уступает место этюдам более подробным и проработанным.
Неизменным при этом остается сочетание живой линии и общей конструктивности работ.

При жизни Аксельрод почти не выставлял рисунков обнажённых. Эта тенденция в какой-то мере сохранилась и в посмертных выставках. На нашей выставке впервые представлены работы этого жанра в таком объеме.

Михаил Яхилевич