Выставка. «Сказка о чуде» Ефим Честняков (1874-1961)

18 декабря 2014 г.
— 13 января 2015 г.
19:00

Дети светлые —
В сияниях майских...
Сны заветные —
В эфирах райских...
И песня нежная —
Детей прелестных...
Краса безбрежная —
Картин чудесных...
Ефим Честняков

Творчество светлого, удивительного художника Ефима Честнякова стоит особняком на фоне бурного развития русского искусства начала хх века.
В начале хх века, когда революционный слом, “буря и натиск” , превратили привычный, обустроеный мир в хаос и какофонию, но породили при этом абсолютно новое искусство, отрицающее классику, взгромоздившее на обломках пятивекового спокойствия — рваные геометрические, не поддающиеся логике, композиции.
Д.В. Сарабьянов так охарактеризовал этот период “два одновременных явления — русского религиозно-философского ренессанса и русского художественного авангарда. И то и другое подготавливалось на рубеже столетий, а затем решительно разворачивалось в 1910-е годы. И то и другое свидетельствовало о ситуации духовного и интеллектуального напряжения и ставило русское сознание перед лицом открывавшихся перспектив. И то и другое оказалось в контексте культурной истории знаком российского менталитета и закрепилось в ней как событие большой важности.» На этом историческом фоне любое тихое, органичное привычной среде явление – естественно становится незаметным.

И лишь чудо — такое привычное русскому характеру, позволило открыть изумленной публике явление неоднородное и значимое — художественное наследие Ефима Честнякова, практически утраченное к середине прошлого века. Если бы Паола Волкова не оказалась в творческой командировке в Шаболово, что под Костромой, и по случайности, хотя случайностей не бывает, не попала в «шалашек» - избу, где хранились картины художника, никому не нужные и никем не востребованные. Отдельные листы были разбросаны по полу, на одном остался след сапога, другие были измяты. Волкова привезла их в Москву, передала Савве Ямщикову, который провел основные реставрационные работы, пристроил картины в музейные собрания. Только тогда явление равное «таможеннику Руссо» приобрело свое значимое место.
Ефим Честняков — псевдопримитивист, получивший блестящее художественное образование. Выходец из простой крестьянской семьи, смог закончить Кологривское уездное училище, затем учительскую семинарию. В период учительства в Вычуге, Честняков сближается с местной интеллигенцией, в среду которых входили и довольно обеспеченные люди, они и передали рисунки начинающего художника Ефиму Репину. «Несомненные способности! Хорошо, если бы нашлись люди, могущие оказать ему поддержку! Со своей стороны согласен принять его в свою студию на Галерной». Так , Честняков, становится учащимся студии Тенишевой — одного из лучших художественных студий страны. Восемь лет обучения сформировали его как художника, выкрестолизировали талант, а блестящая столичная художественная среда развила и без того безупречный вкус.

Несмротря на серьезное художественное образование, работы художника относятся к направлению, близкому наивному искусству. Свои работы Честняков создавал не от “головы”, а от желания быть полезным своему не слишком умудренному зрителю. Будучи школьным учителем, Ефим Честняков оставался мастером до конца жизни, и рука профессионального художника видна во всех работах, портретах, жанровых картинах. Мы видим, что знания, полученные у Репина, законы композиции, пространства и цвета грамотно построены, это делает его работы еще более привлекательными. Здесь нет ложного примитивизма и желания понравится. Он слишком себя уважает, чтобы пренебречь знаниями, полученными в студии Тенишевой. Что привлекает даже искушенного зрителя? Необыкновенное чувство цвета и доброта, пронизывающее все его произведения - будь то портрет или сказка, пересказанная на холсте. Невзирая на то, что жизнь художника была не слишком благополучна, в его творчестве отсутствуют агрессия и унылая безысходность, присущая нереализованным людям.

Картины Честнякова многонаселенные, однако не кажутся перегруженными, напротив, появляется желание долго всматриваться в них. Сюжетом является местный фольклор, на котором он вырос: песни, услышанные в детстве, сказки, которые ему рассказывала мать, даже евангельские истории, прочувствованные им. Крестьянские игрушки, поделки, звери и птицы, выполненные односельчанами, все эти трогательные сюжеты пронизаны самозабвенной любовью к их создателям, а переданные на холсте, прежде всего, вызывают добрую улыбку.

Вся творческая жизнь Ефима Честнякова — это своего рода подвиг, ведь мог бы остаться в Петербурге, иметь постоянную работу и относительную стабильность, но он вернулся на Родину, — потому что главным для него было служение народу, из среды которого он и вышел, и к которому он всегда стремился.

Любовь Агафонова



График работы: 13 января с 16:00 до 21:00