Fiorire. Цвести из земли в небо. Анна Евдокимова

18 июля — 23 июля 2019 г.
19:00

В «Открытом клубе» открывается выставка Анны Евдокимовой. Окончив Московский государственный университет печати (ранее — Московский полиграфический институт), художница работала в основном с техниками фрески и мозаики в мастерской Александра Корноухова. Несколько лет назад Анна получила диплом Академии изящных искусств во Флоренции, сейчас живёт и работает в Италии.

Летом в нашей галерее происходят метаморфозы: её пространство видоизменяется каждую неделю. Так, произведения Анны Евдокимовой превратили два небольших зала «Открытого клуба» в цветущий сад. Экспозиция, которая представит новые работы художницы, строится как ритмическое полотно: она развивается от «портрета» одного дерева к пейзажу целого леса. Произведения объединены единой темой — музыкой от соприкосновения земли и неба, которая «звучит» через деревья. Живопись Анны Евдокимовой, по выражению самой художницы, — это тишина и звук, переданные через композицию и цветовые отношения.

Часть работ посвящена поре цветения. Витальная сила растений в это время очень интенсивна; они словно заряжают воздух вибрацией, зажигая его. Лучи солнца пробиваются сквозь листву, лёгкий ветер наполняет дыханием жизни цветы и растения. Ясность и свежесть погожего летнего утра разлиты в тонких веточках, зелёной траве, поверхности чистого листа. Фризовые лесные пейзажи несколько другие по настроению. Нюансы цветочных полутонов на них сменяются четким ритмом стволов и веточек, пространство углубляется, и композиция усложняется.




Детские секреты

Правда не перестаёт быть болью, даже если формулировка её — трюизм: о да, мы живём в эпоху, когда пути природы и культуры расходятся стремительно и жёстко; неотвратимого в мире ничего, как известно, нет, но субъективно насельникам нашего времени кажется — расходятся неотвратимо.
Если есть в мире начало, препятствующее трагическому распаду ножниц, то это живопись. Не раскрашенная маслом графика, а именно живопись, в собственном смысле, в своей единственной функции, обеспечивающей явлению жизнеспособность. Та самая, в которой есть композиция, глубина, светотень, мазок, валёры, тона, полутона, свои пространственные законы, своя фиксация и своё измерение — и изменение — времени. Любой индустриальный пейзаж, изображённый живописно, станет частью природы; отвратительные градирни, скучно спроектированные мосты, став моделью для настоящего художника, оденутся туманом, дождём или солнцем и окажутся причастны чуду создания второй реальности, искусства.
Никогда не решит человек вопроса о том, насколько сама природа осознаёт, что она прекрасна. От древних эллинов, их пан-теизма (равнозначны обе части слова!), через Франциска Ассизского к романтикам тянется мысленная нить — принятие души природы как данности и факта; неплохо бы и нам осознать, что творение не может быть чуждо того Духа, которым одарил его Творец. Однако сколько усилий мы прилагаем, чтобы подчинить эту самую душу и убить её материальное воплощение, нельзя даже представить.
Анна Евдокимова — тот художник, которому дано смотреть природе в глаза. Отталкиваясь от почти буквального воспроизведения веточек и почек, она в результате выходит к обобщению, к пониманию стихии цветущего или зеленеющего дерева, глубины таинства, которая воспринимается со стороны как единая цветущая поверхность, почти монолитная. Неосознанно перепутанные планы — внешнего и внутреннего — создают иллюзию вот-сейчас-движения и одновременно вот-вечно-статики, обманывающих глаз и погружающих зрителя в парадоксальное состояние гармонии, как известно, дисгармоничной по самой сути. Рост и цветение занимают её своей процессуальностью, сродни созданию произведения изобразительного искусства. Художественное время максимально приближено к реальному; цветы расцветают примерно столько же, сколько идёт осознание и воплощение, воплощение-осознание художественного образа.
Темперные мазки приравнены к ветвям и листьям. Готовое произведение натурально, как ветер и дождь.

Вера Калмыкова